Российский опыт построения фалангистской милиции

23.09.2013 – 14:05

Явление, о котором пойдет речь, на первый взгляд довольно незначительно. Однако я решила о нем написать, поскольку это первый на моей памяти случай проявления пассионарности «снизу», не замороченный на нацбольстве, фашизме, исламизме или тому подобных идеях.

Я всегда говорила, что система прямой демократии или её элементы – очень хорошая вещь. То есть политики – это обычно люди нехорошие, эгоистичные, крайние конформисты, моралисты и так далее, привыкшие рассматривать граждан как смесь дойной коровы и умственно неполноценного полупарализованного старика, которому нельзя давать самому что-либо делать, потому что «народишко делов натворит без запретов-с, вразнос ведь пойдет и страну по миру пустит-с». При этом средний представитель народа из крупного города обычно умнее среднего чиновника, потому как последний, оказавшись в теплом кресле, заменяет интеллект на жир и самодовольство – и через год уже не отличается от коллег, несущих дикую чушь с экранов телевизоров.

Чиновник хорошо работает в одном случае – когда его жизни, здоровью или имуществу угрожает нечто не зависящее от него. Скажем, некая независимая государственная структура – так поступили в Сингапуре и Гонконге, создав агрессивные и независимые структуры по борьбе с коррупцией, в результате чего и Сингапур, и Гонконг стали экономическими столицами мира с прозрачными финансовыми потоками и низкими коррупционными показателями. Но то, что работает в масштабах малого государства, не всегда будет работать в государстве большом – вряд ли проблему обнаглевших чиновников, продажных судей можно решить созданием комиссии по коррупции в огромных многомиллионных странах вроде России, Бразилии, Китая или Индии. Кроме того, излишнее «загосударствление» опасно само по себе – как известно, победитель дракона может со временем сам превратиться в дракона, только уже более матерого и подготовленного. В постсоветских странах, где государство недавно занималось вообще всем, такая опасность многократно усиливается.

На Западе подобное перерождение ограничивает свободная пресса – она всюду сует свой нос, расследует, задает неудобные вопросы, дергает слуг народа за пухлые щеки и оттопыренные уши – короче говоря, пресса во многом выполняет роль «античиновничьей», антикоррупционной и «антигосударственной» децентрализованной комиссии, и сделать прессе ничего нельзя, как и ограничить ее доступ к информации. Проблема в том, что в России положиться на независимую прессу нельзя – в равной степени омерзительны как наемные стремительно жиреющие патриоты, так и «оппозиционные» городские сумасшедшие – вообще пресса в странах, находящихся в условиях кризиса идентичности, поражена тяжелой шизофренией и не может контролировать чиновников. В самом деле, сумасшедшие и беспринципные наемники, присматривающие за мошенниками – это глупо.

Поскольку правительства коррупцией и беззаконием наслаждаются, а пресса этому помешать не может, то метод борьбы с неправедной чинотой в больших странах может выглядеть как инициатива снизу. 

«Гражданин чиновник! Скоро ваш унылый пиджак, рот, презрительно скривленный в куриную гузку, и картофелеобразный зад примелькаются – и вас начнут попросту бить».

Все верно, чиновник будет хорошо работать и выполнять свои обязанности только тогда, когда ему угрожают побои, лишения или тюрьма. От тюрьмы и лишений он, будучи частью государственной машины, перестрахуется – а вот от побоев, терпеливо ожидающих в подъезде – нет.

Рассуждая таким образом, я наткнулась в Сети на интересный факт: неизвестный избил судью Кузнецова. Это тот самый Кузнецов, который направо и налево раздавал реальные сроки оппозиционерам по указке сверху и рассматривал первое в России дело о «пропаганде гомосексуализма». Вдобавок Кузнецов, судя по многочисленным фото в Сети, является обладателем ужасно выполненной и безвкусной татуировки – у меня, работавшей пару лет тату-мастером, глаза кровоточат. Как вообще человеку с таким «партаком» можно позволять работать судьей – не ясно. Я бы не позволила, например.

Избиению попытались придать статус хулиганства, попутно надавив на жалость – мол, избили инвалида, у него ножка бо-бо. С хулиганством, впрочем, не получилось – ответственность за избиение на себя взяла питерская группировка под названием «Блок ФАКТ» (ФАКТ – это «Фаланга Антикоммунистического Тарана»). «Оппозиция», кстати, не смогла даже позлорадствовать над произошедшим – беззубый и терпильский «протестный движ» выстроился в очередь с соболезнованиями судье и осуждением «хулиганов».

Изначально «Блок» занимался некрупными и иногда забавными акциями, вроде похищения и порчи мемориальных досок и памятников различным коммунистическим деятелям и поджогов реквизита КПРФ.

Также были побиты какие-то деятели компартии РФ и писатель-сталинист Пыхалов. Позже организация, очевидно, подросла, утвердилась в идеях синдикализма и решила дать бой неправедным чиновникам.

От солидаристов и постфалангистских организаций, кстати, больше всего следует ожидать подобных действий. Вообще фалангисты в европейской истории – ближайший аналог американских милиций и русского народного ополчения. По большому счету, фаланга – и есть народное ополчение, состоящее из граждан, взявших решение проблем, с которыми не может справиться государство, в свои руки.

Идеологическая платформа фалангизма – солидаризм, классовая солидарность, федерализм, регионализм, решение проблем гражданами на местах. То есть в условиях, когда ни традиционно демократические институты, такие как пресса, ни методы «азиатских тигров» не работают, снизу «вызревают» автономные ячейки прямого действия, не особо подконтрольные, состоящие из обычных граждан, уставших от беспредела. Политический характер таких ячеек, как правило, колеблется от правого спектра к левому, в зависимости от доминирующей государственной политики; в некотором роде к подобным структурам правого фланга можно отнести и бразильских паулистов, и чилийскую Patria y Libertad, и испанскую Фалангу. Россия, видимо, тоже решила внести небольшой вклад в историю и теорию милицейского солидаристского активизма.

Интересно, что Блок приписывали то к кавказцам, то к бандеровцам. Это, как мне кажется, объясняется тем, что наиболее пассионарные и задавшие протестный дискурс «городской герильи» движения на постсоветском пространстве – это ичкерийцы и украинские националисты. Всем реально протестным движениям, если такие появятся на территории РФ, видимо, суждено ассоциироваться с кавказскими боевиками или украинскими патриотами-сепаратистами. Не менее любопытен тот факт, что идеологически и дискурсивно фалангизм и солидаризм в стране масштабов России противостоит идее вертикали. Поскольку граждане, согласно солидаристской концепции, должны сами решать значительную часть вопросов и организовывать различные общественные механизмы на местах, то федеральной власти попросту не остается места. Солидаризм крайне федеративен, в глазах путинских «патриотов» это квалифицируется как сепаратизм, как и любое посягательство на криво стоящую вертикаль – и сепаратизм же был одной из основных идей «республики Ичкерия» и украинских националистов. Интересно, что риторика лоялистов постоянно строится на отсылках к «проклятым 90-м» и напоминаниях о горестях любого сепаратизма, из чего вытекает wannabe закономерное «если не Путин, то кто?». Болезненная центростремительная страсть к стабильности и вертикали породила странный феномен – любое протестное движение, кажется, обречено на объявление «сепаратистским» – будь он в цивилизованном формате федерации, или в формате радикального трэш-шапито.

Автор: публицист Китти Сандерс

Оценить

Поделиться

HTML promo code

Явление, о котором пойдет речь, на первый взгляд довольно незначительно. Однако я решила о нем написать, поскольку это первый на моей памяти случай проявления пассионарности «снизу», не замороченный на нацбольстве, фашизме, исламизме или тому подобных идеях.

Комментарии

Новые комментарии

Аватар пользователя Александр Викулов

Дмитрий, благодарю! Время это конечно же не единственное средство, а лишь условие, согласен.

Аватар пользователя Дмитрий Губанов

Отличная статья, благодарю автора.

Единственное, что вызывает сомнения – последний абзац: уповать на время не стоит, без целенаправленных усилий “советская ментальность” безразличия и безучастия будет воспроизводиться в...

Аватар пользователя Сергей Дручинин

Я давно об этом говорил и просто замечательно, что ещё нашлись люди, обратившие внимание на историю с Карело-Финской ССР. Особенно в плане противопоставления “великого Сталина” и “болвана Хрущёва”....

Аватар пользователя Сергей Дручинин

Хочется поблагодарить Илью Крупенкова и Дмитрия Губанова за интервью с замечательным русским историком. Очень существенный миф затронут в данной статье. Ещё во время существования соцлагеря поляки относились к русским, приезжавшим в их страну лучше,...